Общественная палата российской федерации - страница 9


Вопрос о чём? Я просто обратила внимание, что очень часто экологическими проектами занимаются люди, которые понимают в этом, наверно, больше, чем среднестатистический человек. Это биологи по образованию. Или, в принципе, люди, не равнодушно относящиеся к этому вопросу. И здесь получается, я вот иногда слышу, у меня иногда такое ощущение возникает странное, что экологические организации… как будто им самим это надо. Вот они так борются, в том числе и с общественным мнением, в том числе и с нежеланием общества помогать, что как будто это нужно им самим.

Если касаться оформления заявки, то здесь вопрос в чём? Если Вы как специалист владеете нужной базой, скажем так, теоретической, чтобы доказать, показать в том числе и эффекты, и доказать, собственно говоря, некую социальную значимость этого проекта, замечательно. Если нет, то здесь, собственно говоря, и наступает. Честно, пока решения этой проблемы нет. И именно поэтому Вам и говорят, что только один процент грантов распределяется на экологию.

Потому что к этому формально подходят. Не соответствуете формальным требованиям, а Вы и не будете никогда соответствовать. Пока нет социального заказа на сохранение окружающей среды, мы никогда не будем этим требованиям соответствовать. Поэтому сейчас честно, а я Вам даже решения никакого не могу в этом смысле предложить. Ну а какое? Мы же с Вами сейчас быстренько не сформируем общественное мнение. Да и, в общем-то, не быстренько, его тоже не сформируем. Поэтому смотрите внимательнее на эту часть. На часть, которая называется «Целеполагание», социальное поле проекта и всё, что касается целей и результатов проекта. И в этом смысле внимательнее читайте документацию о грантах. Если они там предполагают отложенные социальные эффекты, всё, туда подаёмся обязательно.

Если говорят о конкретике, вдаваться, конечно, надо. Понятное дело. Но понимаете, что в этом смысле почему многие делятся тем, что выиграли президентские гранты и так далее, у нас федеральные гранты, президентские. У нас гранты в любое финансирование, в рамках целевых программ, федеральных целевых программ, региональных целевых программ. Они хоть более или менее учитывают отраслевую специфику экологическую, потому что если у нас Минприроды объявляет какую-то целевую программу, то там люди сидят, они тоже экологи, биологи по образованию. Понятно, что они тоже эту специфику знают. Если это грант ни о чем-то, соответственно, вот она первая принципиальнейшая проблема для Вас, потому что здесь есть просто негласные правила, такие в том числе и для экспертов. Которые говорят о том, что если Вы встретили первое несоответствие, второе несоответствие, дальше никто даже читать не будет. Ну а разбираться тем более.

Потому что разобраться в проекте - это тоже труд, это тоже очень много, определённое напряжение мозгов, потому что иногда изложено не очень, так сказать, доступно. И нужно, естественно, разобраться в том, что там. Иногда люди просто формальным признаком не считают. Не увидели конкретики вот здесь вот, всё, дальше поехали.

Следующий этап. Предположим, что Вы благополучно прошли этот этап по формированию социального поля, по прописанию социальных эффектов и правильному формированию цели. На чём ещё обычно спотыкаются. Ну, перечень мероприятий проекта худо-бедно всё-таки все как-то прописывают нормально, очень часто спотыкаются о бюджеты. С бюджетированием проектов я даже при всём желании Вас за полчаса сейчас этому не научу. Здесь, конечно, неплохо бы всё-таки иметь специалиста, потому что основные ошибки какие: неправильно относят затраты на капиталовложения, неправильно. То есть такие методические абсолютно ошибки.

Я не знаю, можно сказать, бухгалтерские. Понятно, что Вы не специалисты, но когда сидит эксперт по финансам и видит вот это всё, он зарубает по формальному признаку.

Вы просите деньги, то есть если в гранте чётко указано, что средства выделяются на закупку основных средств, допустим, в организацию или на закупку, там прямо чётко перечислено: техника, оборудование и другие материальные активы, а Вы туда, например, совершенно случайно включили какой-нибудь транспорт, пишется, что финансовая часть не соответствует целевому обозначению. Всё, до свидания. То есть там никто исправлять же не будет за Вас.

Иногда бывает наоборот, иногда пишут, что, например, грант объявлен в целях поддержки добровольческих инициатив и может быть реализован организацией добровольческих отрядов, волонтёрских объединений и так далее. И тогда в рамках своего тематического проекта, если Вы организуете, например, волонтёрское объединение, то на этот грант можно подаваться. Они не смотрят на содержание. Они смотрят на то, какую, собственно говоря, волонтёрскую команду Вы организуете. И смотрят на назначение этой команды. То же самое, если Вы туда включите закупку ксерокса, смешно, но тем не менее у Вас тоже всё зарубят.

Теперь что касается создания социальных технологий. Третье на самом деле, наверное, узкое место, в которое многие попадают. Иногда в гранте предусмотрено, что в результате реализации социального проекта должна быть целостная технология, подлежащая тиражированию. Вот это волшебная фраза, которая частенько встречается.

Что такое технология, подлежащая тиражированию. Кто-нибудь сталкивался, например, в некоммерческой деятельности с понятием «франчайзинг»? По большому счёту технология, подлежащая тиражированию в некоммерческом секторе, это своего рода франчайзинг некоммерческого сектора.

То есть смысл в чём? Вы должны описать технологию, таким образом потом в отчётности с Вас потребуют, чтобы любой сидящий тут, прочитав её, смог её повторить. Применительно к своему региону. При этом описывается всё, начиная от социального поля. Потому что если, предположим, сходная проблема решается в другом социальном поле, ну, например, мы в Москве при всём желании, наверное, не сможем использовать опыт, в частности Кемерово по энергосбережению. Просто потому, что у нас другие потребности в энергоресурсах, у нас другая структура энергопотребления и так далее.

Смотрите, что Вы должны описать поле таким образом, чтобы люди узнавали себя. И дальше описывается строго по технологии. Что делать, как делать, каждый шаг. Тогда, собственно, вот она. Вот она, технология, пригодная к тиражированию.

Опять же если Вы в своей заявке на грант не напишете о том, что в результате реализации будет создана технология, пригодная к тиражированию, и приблизительно рамочно описывая эту технологию, соответственно то же самое. Вы формально не соответствуете объявленному гранту.

Поэтому в вопросах технологии здесь учитывают ещё один момент, который всегда обсуждается. У нас практически не существует информационного поля, на котором мы могли бы этими технологиями обмениваться.

Во-первых, практически не существует прозрачности деятельности некоммерческих организаций, в том числе и грантополучателей.

То есть очень часто, когда собираются люди, говорят:

- Слушайте, ну вот хорошо, вот у нас выделялось в прошлом году столько то денег на гранты. Вот у нас какие-то НКО их выигрывали.

Ну и? А где отчётность-то этих НКО? То есть, по сути, если это государственный грант, то каждый член общества, по логике вещей, должен иметь доступ к результатам деятельности этой некоммерческой организации, которая реализовала в том числе и государственные средства.

Но если у нас отчётность по бюджетам всех уровней обязана быть открытой и прозрачной, и отчётность по исполнению бюджетов у нас обязана быть опубликована на соответствующих открытых источниках информации, то почему, собственно, вот эта часть у нас вот такая какая-то. Все (нрзб.) закрыты, и мы совершенно не знаем за прошлый год, какие некоммерческие организации выиграли гранты, и что по этим грантам было сделано. И самое главное, какие выдающиеся достижения мы получили в результате освоения этих средств. Мало того, какие социальные технологии были созданы в результате освоения этих грантовых средств. И как бы этими технологиями воспользоваться. В том числе организации, которые, допустим, пользуются государственными грантами, но тем не менее являются создателями всевозможных социальных технологий.

То же самое. Хорошо, если экологи в этом смысле более продвинутые, есть Ваш центральный сайт, центральный портал, на котором Вы можете обмениваться. Но можете и не обмениваться. То есть это ж всё добровольно.

А по логике вещей, если технология пригодна к тиражированию, но экономически оправданна, если каждый раз в каждом регионе не будут изобретать этот велосипед, зачем придумывать то же самое, если всё давно известно.

Мало того, причём социальные технологии же разные. Социальные технологии на уровне инноваций – одна история. Есть просто социальные технологии реализации любых общественных инициатив. В том числе (вот я здесь просто в перерыве рассказывала коллегам) когда молодежные некоммерческие организации, был семинар, там тоже экологическая направленность присутствовала, я у них спрашиваю:

- Ребята, вот смотрите, у Вас в городе есть мусоросжигающий завод. Допустим, Вы хотите, чтобы его не было. Что Вы будете делать? Какие социальные технологии Вам известны?

Они пять минут думали. И не придумали ничего лучше, чем сказать:

- Мы проведём митинг.

То есть смотрите, что получается: люди социально активные, вполне социально ответственные, они сами представители некоммерческих организаций, они сами не владеют этими социальными технологиями.

Во-вторых, то, что они придумали в силу своей молодости и креативности – это исключительно протестная форма борьбы. А если им говоришь о том, что кроме протестных бывают другие, они сильно удивляются. Вопрос в чём, по-хорошему откуда им знать, что есть другие – это раз. А во-вторых, откуда они их возьмут?

Предположим, у нас есть общественная инициатива. По улучшению экологической обстановки мы хотим, чтобы не было этого мусоросжигающего завода. Как реализовать эту общественную инициативу? Как люди, жители города, района могут реализовать эту общественную инициативу? Куда пойти? Они об этом знают?

Потом я у ребят спрашиваю:

- Ребята, а Вы знаете, что у Вас в крае есть Молодёжный парламент?

Они говорят:

- Нет.

- А то, что есть Молодёжное правительство?

Они говорят:

- Да ладно.

Вопрос в чём? Получается, что, во-первых, общественные организации вот эти работают аутентично сами для себя, как-то Молодёжный парламент. Вопрос: а если о Молодёжном парламенте не знают представители социально-активной молодёжи, то тогда что делает этот Молодёжный парламент?

А во-вторых, как создать информационное поле, в том числе для любых наших социальных групп, где люди могли бы действительно реализовать свою общественную инициативу? Потому что у нас даже если люди и захотели, они не знают как. В лучшем случае они соберутся на митинг. Мы с Вами получим очередное протестное явление.

Особенно если мы его ещё поддержим, мы с Вами получим статус протестной организации и уже точно никуда не пойдём.

Поэтому если Вы, не дай бог, создали какую-либо уникальную технологию, встаёт следующий вопрос: где мы будем этими технологиями делиться, как мы будем этими технологиями обмениваться, и где будет поле, для нашей с Вами общественной деятельности, такой внутренней, в которой мы можем делиться опытом, на которую может иметь вход любой человек, любой гражданин, для того чтобы понимать, кто ему может помочь в том числе. Экологическая организация, ветеранская организация, военно-патриотическая организация. Да любая. Кто может помочь одному человеку или группе людей реализовать их общественную инициативу.

Потому что у нас с Вами все институты, вот эти вот институты гражданского общества, как-то: Общественной палаты, региональные объединения всевозможные, в принципе, они создаются целевым образом для того, чтобы помогать гражданам реализовывать общественную инициативу. Если по уму.

На практике получается, в том числе у экологов, что мы сами себе формируем вот этот самый социальный заказ. Даже если этот социальный заказ есть от общества. Поэтому в вопросах создания социальных технологий больше вопросов, чем ответов. Потому что, во-первых, до сих пор нет единой методики социальной технологии, пригодной к тиражированию.

То есть этих методик несколько, они все прилично отличаются, и пока ещё методологи не договорились, как оно там должно быть. А на практике получается, что если в гранте заявлена методика к тиражированию, соответственно, мы почти не можем ей соответствовать, а во-вторых, если честно, социальный эффект этой работы начинает стремиться к нулю. Потому что мы технологию создали, порадовались. Можно её в рамочку и на стену и любоваться.

Вот, собственно говоря, я думаю, что я скорее Вам вопросы. Пробематизировала Вас, чем давала ответы. Потому что у нас с Вами не курс обучающий. Вы не студенты в том смысле, что пишите так, пишите так. В этом смысле, может, лучше, если я Вас проблематизирую по каким-то вопросам. Это, может быть, подхлестнёт Вашу креативность в какой-то мере. Потому что вот эти три больших проблемы, которые на данный момент в области применения знаний по социальному проектированию, именно жизненному применению, они не решены.

Первое – это вопрос вот этот. Ваш социальный заказ и Ваши социальные эффекты, сильно отсроченные, недопонимание вот этого вопроса. Второй вопрос – это отсутствие базовых знаний в плане социального проектирования, которое обычно выливается в ошибках бюджетирования проекта и так далее. То есть это просто элементарно недостаток знаний. Почему мы и говорим, что, например, проекты, поданные не из столиц даже региональных, уже достаточно низкого качества. Потому что у людей просто элементарно нет доступа к знаниям вот этим. И третий вопрос – это вопрос, который касается технологий, пригодных к тиражированию.

Во-первых, нет критерия, что технология и что она готова к тиражированию. Во-вторых, даже если она готова, у нас нет механизма донести эту технологию до всех остальных. И у нас нет механизма донести эту технологию, технологию реализации, в том числе реализации общественных инициатив. Ни люди не знают о нас, ни мы по большому счёту не можем пока сформировать социальный заказ на природоохранную деятельность. Поэтому очень часто на зелёных, на природоохранные организации смотрят со странностями: чем они там занимаются, вроде никто не просил, а они… как будто им самим надо. Поэтому, собственно, вот что я Вам хотела рассказать в плане проектирования, задавайте вопросы.

- (Поскрылышев Г.) Поскрылышев Григорий, Кировская областная экологическая общественная организация «Хранители Вятки». Такой вопрос по поводу отчётности. Недавно подавал на грант губернаторский в регионе и написал следующее, может быть, это можно использовать, что есть количественная, есть качественная отчетность. То есть статьи. Количество и качество статей в прессе, количество в прессе, упоминание на сайтах и так далее. И их качество, то есть содержание.

Второе – интервью со специалистами может быть до и после проекта. Опять же качество эффективности, как Вы говорите. И социальный опрос до и после это может быть как качество?

- (Тарасова И.А.) Вот смотрите, социальный опрос может быть. Он может быть даже как количество. Вопрос в том, какие цели Вы ставили. Если Вы ставили цели, например, формирование общественного мнения по определённым каким-то проблемам, тогда, естественно, единственным средством будет социальный опрос. Когда Вы его проводили до, и у Вас была вот такая структура ответов и мнений, и Вы его проводите после, и Вы понимаете, что Вы эффективно отработали.

Если, предположим, всё равно это связано с какой-то конкретной природоохранной деятельностью, то там уже сложно. Если у Вас даже в задачах не стоит работа с общественным мнением, то там, конечно, Вы можете провести итоговый опрос из серии, порадовало ли людей такая.

- (Поскрылышев Г.) На самом деле это самое сложное, когда ты пишешь: сформировать общественное мнение, провести экологическое воспитание, экологическое просвещение, сделать экологокультурными людей в регионе. В этом-то и дело.

Я написал так: «Может ли это быть качественным отчётом для моего проекта».

- (Тарасова И.А.) На самом деле это может определить только губернатор, который объявил этот грант. Понимаете, я вам о чём и говорю, что, к сожалению, на данный момент на данном этапе нет даже единых методик объявления этих грантовых конкурсов в том плане, что нет даже единых требований. Я не знаю, сколько ещё должно пройти времени, пока мы дойдём до некой единой методики, когда мы понимаем, что можно научить людей делать так, и это будет правильно.

- (Мужчина 2) Можно маленькое резюме? Я занимаюсь управлением проектами уже 5 лет. Дело в том, что совет, который я даю на образовательных программах: лучше создать проект, который будет, во-первых, соответствовать требованиям международных стандартов, а международные стандарты есть. Они не внедрены в практику в России, к сожалению. И это работа на многие-многие года. И очень важно Вам бы, я советую, составить этот проект максимально подробно. И уже вычленять самые основные моменты под определённые российские конкурсы. Потому что каждый оргкомитет определяет свои. Кому-то нужен пиар, у каждой организации свои цели. Имейте в виду. Поэтому максимально подробный проект я Вам советую иметь при себе всегда.

- (Тарасова И.А.) Спасибо большое.

- (Женщина 1) Ирина Анатольевна, а можно ещё вопрос? У меня вот вопрос по индикаторам проектной деятельности, потому что у нас очень часто индикаторами являются только финансовые, люди, допустим. Ведь они намного шире могут быть. Что бы Вы посоветовали именно индикаторам проектной деятельности, которую можно было бы завести в проект.

- (Тарасова И.А.) Вы имеете в виду индикатор именно проектной деятельности или некий индикатор того, что проект реализуется, реализуется правильно?

- (Женщина 1) У нас сейчас вопрос по проектам, по представлению проектов. Что можно было бы завести в индикаторы реализованного проекта. То есть чтобы результаты именно.

- (Тарасова И.А.) Всё. Поняла. Смотрите, то, что мы с Вами обсуждаем. Если в проекте невозможно чётко сформулировать цель и невозможно её представить максимально конкретно в цифрах и так далее, мы берём некую общую цель в виде изменений, тогда туда необходимо ввести так называемые результаты измерителя, то есть некий индикатор, по которым мы увидим, что проект реализуется, и что он реализуется правильно и в тех рамках, которые мы сами обозначили.

Что вводится в результаты измерителя. По большому счёту любые изменения, которые Вы производите, которые возможно зафиксировать в цифрах, в документах, всё, что Вы можете зафиксировать для отчётности. А дальше смотрите по проекту. Предположим, если Вы говорите о каких-то… труднее всего ввести индикаторы во всевозможные образовательные (нрзб.) вещи.

Потому что когда мы говорим о формировании навыка, это можно померить. Навык сформирован, не сформирован. А когда мы начинаем говорить о воспитании экологическом, здесь смотрите, какой момент, здесь вы сами вводите индикаторы. Что Вы сами вводите в понятие экологически воспитанного человека. Вы сами начинаете определять, какими нужными компетенциями должны прирасти Ваши слушатели, дети, студенты, все, кто хотите.

Тогда всё просто. Если Вы эти компетенции определили, их можно померить. В том числе тестовыми заданиями, но это если совсем берём образовательные вещи. Тестовыми заданиями, эссе, ещё чем-нибудь. Вот это, наверно, сфера, где максимально трудно определить.

А так в основном если Вы проводите, допустим, какие-то мероприятия конкретные, то там совершенно просто индикаторы. Всё, что Вы меняете, всё индикатор. Труднее всего работать именно с формированием сознания, мнения, вот такими вещами. Но там то же самое. Что введёте, то и будете мерить.

- (Женщина 2) Можно вопрос? Вот я так думаю, поле социальных проблем есть, которые для каждой обрасти одинаковые. Например, какие-то такие социальные проблемы, которые в каждой области есть, они обозначены, мы можем по-разному их представлять. В индивидуальных или в коллективных проектах.

А вот у меня сейчас созревает такая мысль, я не знаю, поддержат меня коллеги. В принципе, учитывая, что социальные проблемы для наших особенно, будем так говорить, политиков и руководителей не всегда они, в общем-то, поддерживаемы. И нам приходится доказывать всё. И порой даже бороться для того, чтобы отстаивать проекты, где-то там ангажировать. А вот такое предложение, я не знаю, как Вы подумаете, если, например, нам, на уровне тех же Общественных палат региональных вот это поле или банк социальных проблем так обозначить, потому что, например, если у нас ядерный взрыв был, для нас это на самом деле проблема, которая веками будет. И как, каким образом она будет развиваться. Для людей это будет плохо. Трудно. Для руководителей это будет накладно. Потому что это затратно всё.

Для другого, например, Кемерово, там другие социальные проблемы. Если на уровне каждого региона вот такой банк социальных проблем создавать именно в рамках Общественной палаты, которая и будет не только поддерживать, а создавая возможности для мониторинга, для того, чтобы отчётливо представлять, что это очень важно, и кто бы ни взялся за этот проект, у него будет успех. Потому что уже то, о чём говорится, что создаёт общественное мнение, оно уже будет каким-то образом вот в этом поле, в этом банке определено.

Как Вы думаете? Оттуда как-то идти. Потому что я сама сколько ни подавала, очень трудно, когда общественность формирует и одно предлагает.

- (Мужчина 2) Видите, в чём дело, я думаю, что Общественная палата в регионах и создана для того, что они сами являются аккумуляторами этого поля, и они сами формируют этот пакет, и они сами создают социальную значимость тех проектов, которые будут поддерживаться. Вот то, что нам сейчас докладывали, то они замыкают кольцо. То есть они создают почку для решения социальной проблемы. Нельзя создать пакет таких социальных проблем. Потому что гражданское общество многослойно. И мы тем самым подавляем рост совершенно новых начинаний, которые бы не вошли туда. А мы уже создали обойму и на этом законсервировались.

9083402355966458.html
9083512841642218.html
9083726835836266.html
9083790641558066.html
9083830771953341.html